Домашняя страница Поиск по сайту

28-08-68, 27-45-54. Группа VKontakte
E-mail: Этот адрес e-mail защищен от спам-ботов. Чтобы увидеть его, у Вас должен быть включен Java-Script
398050, г.Липецк, ул.Ленина, 23, каб. 302
Меню
Палата
Документы Палаты
Информация о работе Палаты

ОКУ "Аппарат Общественной палаты Липецкой области"
Общественная наблюдательная комиссия ЛО


Advertisement

Сайт Игоря Артамонова

Рабочая группа ОПРФ

Государственная поддержка ННО

Выборы Президента России 2018

Выборы главы администрации Липецкой области
Минуты страха

Состояние и проблемы общественной безопасности и правопорядка в Липецкой области обсудят члены областной Общественной палаты на очередном пленарном заседании. В преддверии мероприятия корреспонденты газеты вышли на улицы Липецка и задали его жителям три вопроса:
1. Чувствуете ли вы себя защищенным от преступных посягательств в повседневной жизни?
2. Ваша оценка состояния общественной безопасности в Липецкой области.
3. Меняется ли, на ваш взгляд, что-либо с преобразованием милиции в полицию?
Ответы земляков публикуем на этой странице.

Светлана АЛЕКСАНДРОВА, менеджер  по продажам:
– Какой-то особой защищенности я не чувствую. Вокруг много несправедливости, коррупции, взяточничества. Без подарков и подношений никуда не сунешься. Как с этим бороться, по-моему, не знает никто. Кроме того, в моем доме, к примеру, живет наркоман. Все об этом знают, и ничего не делается. Многие боятся выпускать детей во двор, да и за свою безопасность никто не может поручиться. При этом никто ни разу не видел в нашем дворе сотрудников полиции или хотя бы участкового. Нет уверенности в том, что, если я обращусь в полицию с просьбой обезопасить мою семью от этой деградировавшей личности, будут приняты хоть какие-нибудь меры.
Перемен после того, как милиция стала полицией, пока не заметила. Может, еще рано об этом говорить? Есть у меня знакомые в правоохранительных органах, вот они заметили перемены. Они стали более ответственно относиться к работе, которую боятся потерять. Значит, есть что терять.   

Надежда ДЬЯЧЕНКО,  работник промышленного  предприятия:
– Я работаю по сменам. Вторая смена заканчивается в 23 часа 30 минут, а в свой район я попадаю около часа ночи. От остановки общественного транспорта до дома идти минут пятнадцать, но эти минуты страха отнимают часы жизни. Дворы почти не освещены, зачастую приходится пробираться к дому в кромешной тьме. За все эти годы я ни разу не видела в ночное время в этом районе ни одной милицейской машины, ни одного милиционера. Даже если будешь громко кричать, на помощь прийти просто некому. Может, пора вернуть общественные добровольные дружины, которые существовали во времена молодости моего папы? Он рассказывал, что вместе с сотрудниками милиции добровольцы патрулировали самые темные уголки города. И это помогало поддерживать относительный общественный порядок. Повлияло ли реформирование МВД на состояние правопорядка в городе? Заметила только, что на улицах стало больше машин «ДПС», а «ППС» стало меньше. Может, так кажется потому, что стала ездить на автомобиле? Полицейские, по-моему, стали вежливее разговаривать, но вежливость эта как будто через силу, искренности не чувствуется.  

Сергей СОКОЛОВ, липчанин, (фотографироваться отказался):
Однажды увидел, как во дворе два каких-то отморозка пытаются вскрыть машину соседа. Соседа дома не оказалось, и я решил позвонить в полицию. «Скорее, – говорю, – машину угнать пытаются, адрес такой-то». У меня начали выпытывать мою фамилию, адрес проживания, какое отношение я имею к данной машине. Короче говоря, пока расспрашивали, грабители сели в машину и уехали. В итоге на другом конце провода заявили, пусть, мол, хозяин и обращается. Думаю, что далеко не все милиционеры ли, полицейские ли, как их ни назови, осознают, что они пришли на эту службу для того, чтобы защищать людей, а не наказывать и не возноситься до небес. Что зарплату они получают с наших подоходных налогов. По-человечески  могу понять тех, кто работает «на земле», а не сидит в кабинетах. Работать за копейки с наркоманами, алкашами и прочим сбродом  не каждому захочется, и на психике это тоже, конечно, сказывается. Поэтому их в народе и не любят. Хотя, по большому счету, они защищают нас от криминала.

Михаил КИРЕЕВ, служащий:
– Нет, защищенным я себя не чувствую. Особенно когда идешь поздно вечером домой. В нашем городе есть такие районы, где могут запросто ограбить, а то и убить, и такие случаи имеют место. Конечно, на каждом шагу полицейского не поставишь, но хотя бы видеокамеры можно было бы там установить, освещение провести.  Что касается квартирных краж, то от этого никто не застрахован и никакие замки ворам не помеха. Услуги вневедомственной охраны стоят дорого,  поэтому остается уповать только на металлические двери да на соседей, которые, может быть, выйдут, когда вас будут грабить.
Меняется ли состояние  безопасности в обществе после переименования милиции в полицию? Наверное, меняется.  Но пока действенных результатов от переименования наших органов внутренних дел не вижу.  И зарплата у сотрудников все такая же низкая, а спрос, наоборот, возрос. Но чтобы человек хорошо работал, надо, чтобы и стимул для этого был…

Юрий НИКИШИН, безработный:
– Защищенным в повседневной жизни я себя не чувствую. Особенно на улице. Полицию, если и видно, то очень редко. Видимо, сказалось сокращение штатной численности. Если раньше сотрудники милиции хотя бы стояли в определенных местах города, то теперь только проезжают мимо на машине. Да и  какие изменения с переименованием милиции в полицию должны произойти, если практически  те же люди работают в этой структуре? Вчера смотрел телепередачу «Человек и закон», где снова сотрудники органов внутренних дел «отличились». Как говорится, от изменения вывески ассортимент магазина не меняется. По поводу общей безопасности в обществе – я бы оценил ее на «троечку».  Конечно, в нашем городе, тьфу-тьфу, не было терактов, каких-то массовых потасовок, за это нашим силовым органам надо отдать должное, но что касается безопасности каждого гражданина, тут я считаю, надо что-то менять в ее обеспечении.

Ольга НОВИКОВА, пенсионерка:
Вечером по улицам не хожу поздно, а дома мне никто не угрожает. Когда дверь открываю, спрашиваю, кто пришел. А то, что милицию переименовали в полицию, я пока перемен не почувствовала. Кроме одних обещаний о повышении зарплаты мужу. Он у меня сотрудник внутренних дел. Обещали зарплату и в тридцать, и в сорок тысяч рублей, но пока ничего не изменилось. Ответственности, может быть, стало больше. Общая безопасность, может быть, и улучшилась, как только ее оценивать? То, что вокзалы оснастили металлодетекторами, еще не говорит о том, что безопасность населения улучшилась.

Светлана СТЕПАНОВА, интернет-журналист:
– Какие изменения? На «бобиках» теперь написано не милиция, а полиция. Режет  глаз, очень непривычно. А так никаких особенных изменений и не вижу. Не думаю, что сильно много перемен стоит ждать в ближайшее время. Правоохранительные органы – это государственная структура, а они не могут за несколько месяцев кардинально измениться.
Нельзя быть уверенным в безопасности на сто процентов. Тем не менее я лично знаю пару  случаев, когда полиция сработала отлично. Вот, например, у моей сестры летом украли мобильный телефон. Когда она писала заявление в полицию, не сильно  надеялась на возврат столь важной для нее вещи.  Но прошло всего 3 месяца, и телефон ей вернули. Только вот жаль, что сотрудники полиции не всегда на вызовы реагируют. Вот буквально три недели назад алкоголики у подъезда отношения выясняли в два часа ночи. Громко и, естественно, нецензурно. Наряд так и не приехал, поэтому  жильцы нашего дома почти до рассвета вынуждены были пополнять свой лексикон грубыми словами и выражениями.

Наталья Владимировна ПАШКЕВИЧ, врач:
– Конечно, изменения есть, но пока они не принципиальные, так как связаны исключительно с внешними преобразованиями: поменялись надписи на отделениях милиции, на патрульных машинах.
На улице я чувствую себя безопасно, когда вижу, что сотрудники полиции патрулируют город. Беспокоит поэтому лишь то, что в связи с реформированием произошло не только переименование структуры МВД, но и значительное сокращение кадров правоохранительных органов, и сотрудников полиции, призванных патрулировать улицы стало меньше.

Лилия Михайлова ТАФИНЦЕВА, преподаватель вуза:
– Лично для себя изменений не заметила. Может быть, они еще будут, все-таки с начала реформы прошло совсем немного времени.
Правонарушения и преступления у нас происходили и, наверно, происходить будут. От этого никто не застрахован. Но чувство уверенности в собственной безопасности у меня есть, потому что я знаю, что в случае чего – есть куда обратиться и сотрудники правоохранительных органов на обращение среагируют.
Как видно из ответов, респонденты не были участниками серьезных происшествий,  тем не менее во многих ответах присутствует неуверенность в собственной защищенности. В чем причина такого настроения в обществе, какова объективная ситуация в сфере безопасности, какие необходимо создать условия сотрудникам органов внутренних дел, чтобы они могли эффективно защищать права и интересы граждан, при каких условиях заработает закрепленная законом новая социальная партнерская модель взаимоотношений полиции и общества – во всем этом и предстоит разобраться членам Общественной палаты на своем пленарном заседании.

Наталья Попова, Андрей Марков, Юлия Пажитных
"Липецкие известия" октябрь 2011

 
Общественная Палата Липецкой области © 2010
Создание сайта Lucky Site